Суды Кыргызстана. Битва с тиграми

04.12.2015

 

Адилет Азимов,
Юрист, правовой аналитик Информационного агентства «K-News»

 

Приговоры сразу по нескольким громким и резонансным делам вынесли служители Фемиды за последний месяц. Эти уголовные дела вызывают у общественности не дюжий интерес, за ними пристально следили, поскольку обвиняемыми проходили чиновники высших органов государственной власти.

 

Хищники и жертвы

Соседний Китай наглядно демонстрирует беспрецедентную решимость в борьбе с коррупцией. В КНР с 2012 года руководствуются принятым антикоррупционным курсом — «одновременно бить и тигров, и мух». Он предполагает применение временных и радикальных мер по выявлению коррупционеров, как среди высокопоставленных чиновников, так и рангом пониже. В 2014 году успехи Поднебесной в «ударах по тиграм» привлекли к себе всеобщее внимание. Более 70 тысяч должностных лиц этой страны привлечены к уголовной ответственности за коррупционные преступления. Следует отметить, что если в отношении китайского чиновника начато расследование по делу о взяточничестве или злоупотреблении, его ждет в обязательном порядке обвинительный приговор. И ни высокая должность, ни известные родственники не смогут повлиять на ход дела, ни о каком оправдании или изменении квалификация преступления речи быть не может.

В Кыргызстане же не все так однозначно. Если за обвиняемым в коррупции «тигром» стоит хищник покрупней, то даже пойманный за руку преступник может избежать наказания или отделаться «мягким» приговором. А если покровителя нет?

В реалиях кыргызской политики «тиграми» являются бывшие спикер Жогорку Кенеша КР Ахматбек Келдибеков, депутаты Урмат Аманбаева и Хаджимурат Коркмазов, экс-руководительаппарата президента КР Данияр Нарымбаев и экс-мэр Бишкека Нариман Тюлеев. Все они обвинялись по одной и той же статье Уголовного кодекса – «Коррупция». Но приговоры получили разные.

В ноябре судья Первомайского райсуда Абдразак Боромбаев приговорил экс-спикера парламента Ахматбека Келдибекова к выплате штрафа в размере 30 тысяч расчетных показателей, это 3 миллиона сомов. Гособвинение оценивало ущерб нанесенный госбюджету страны почти в 10 миллионов сомов, а штраф обвиняемому назначили втрое меньше. Чем руководствовался судья Боромбаев, который, к слову, часто рассматривает громкие уголовные дела, имеющие общественный резонанс, неизвестно.

К тому же, бывшего торага вначале обвиняли в совершении коррупции, но по окончанию судебного разбирательства статья 303 с легкой руки служителя Фемиды превратилась в 304-ю «Злоупотребление должностным положением» УК КР. Из трех эпизодов в основу обвинения лег только один – по незаконному открытию спецпредставительства Жогорку Кенеша в Москве. С чего же такие изменения?!

 

Почувствуй разницу

Обратимся к юридическому смыслу таких понятий, как «коррупция» и «злоупотребление должностным положением». Грань между ними очень тонкая, но мера наказания существенна. «Умышленные деяния, состоящие в создании противоправной устойчивой связи одного или нескольких должностных лиц, обладающих властными полномочиями с отдельными лицами или группировками в целях незаконного получения материальных, любых иных благ и преимуществ, а также предоставление ими этих благ и преимуществ физическим и юридическим лицам, создающее угрозу интересам общества или государства» — такое пояснение коррупции дает законодательство. Судья на свое усмотрение может определить наказания, которое предусматривает от 8 до 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

«Злоупотребление должностными полномочиями» — использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы, если это деяние повлекло нарушение прав и законных интересов граждан или юридических лиц либо охраняемых законом интересов общества или государства. Наказание также либо штраф  в сумме от 10 тыс. до 5 млн сомов, либо лишение свободы от 8 до 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Закон четко указывает, что мотивом этого преступления является личная заинтересованность, которая выражается в желании извлечь выгоду неимущественного характера, проще говоря,  угодить начальству, карьеризм, кумовство и другое. Но в деле Келдибекова этого не наблюдается. Но, есть все же один нюанс, который обосновывает применение этой статьи судьей: последствия от этого преступления заключаются в виде реального материального ущерба государству.

Учитывая, какой политический и общественный резонанс имело это уголовное дело, и с каким размахом оно начиналось, но, к сожалению, в финале сдулось, можно предположить участие «определенных» политических сил в данном уголовном деле и оказания «определенного» давления на судебную власть.

 

Всему виной политика

В ноябре также приговор озвучен по делу экс-депутата Урмат Аманбаева. Она приговорена к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Ее суд, в отличие от Келдибекова, признал виновной в совершении коррупции. По версии следствия, бывшая бухгалтер Ошского центра борьбы с туберкулезом в 2004-2010  годах создала коррупционную схему с фиктивными поставкам лекарств черезподставные фирмы, получала из госбюджета деньги в особо крупном размере и вместе с сообщниками присваивала их. Ущерб гособвинение оценило в 15 миллионов сомов.

Судья Октябрьского райсуда Бишкека Кымбат Архарова, как и ее коллега Боромбаев, переквалифицировала статью «Коррупция» на «Злоупотребление должностным положением». Здесь же возникает вопрос: сама судья при оглашении приговора отметила, что в период 2009-2010 гг. главбух Аманбаева была председателем тендерной комиссии центра. Именно этот факт и являлся ключевым, ведь каждый раз победителем в тендерах становилось ОсОО «БУМ». В 2010 году Аманбаева стала депутатом Жогорку Кенеша КР от партии «Республика», однако, по мнению суда, продолжала лично курировать тендерную комиссию. Не это ли свидетельство того, что имела место устойчивая связь между всеми подсудимыми и их деятельностью? Или их целью не являлось «извлечение материальной выгоды», как утверждало гособвинение? Несмотря, на это приговор оказался совсем иной, нежели у Келдибекова.

По мнению политолога Бакыта Бакетаева, в сравнении с делом экс-спикера уголовное преследование Урмат Аманбаевой не носит политической подоплеки, что объясняет более суровое наказание за одно и тоже преступление с почти схожей суммой ущерба.

Еще более в такой ситуации непонятен приговор экс-руководителю аппарата президента КР Данияру Нарымбаеву и депутату Хаджимурату Коркмазову. Напомним, бывший чиновник и парламентарий приговорены к 3 и полутора годам лишения свободы с конфискацией имущества соответственно. Оба признаны виновными в совершении… мошенничества. Опять же чудеса превращения продемонстрировал судья Абдразак Боромбаев, переквалифицировав статьи «Коррупция», «Злоупотребление должностным положением» и «Вымогательство взятки» на «Мошенничество».

Исходя из позиции стороны гособвинения следует, что Данияр Нарымбаев обвинялся в вымогательстве взятки в размере $200 тыс. у Назгуль Тюлеевой, дочери экс-мэра Бишкека, за положительное решение вопроса о конфискации имущества. А Хаджимурат Коркмазов, по версии следствия, являлся соучастником преступления. Он был задержан с поличным при получении $100 тыс.

 

Признаю свою вину

Примечательно, что Коркмазов частично признал свою вину и заявил: готов нести ответственность и должное наказание. Суд учел это в качестве смягчающего обстоятельства, и расценил как активное способствование следствию в раскрытии преступления. Это объясняет назначенную судом меру наказания. Заглянем в Уголовный кодекс КР. Он устанавливает наказание за мошенничество, совершенное в особо крупном размере и с использованием служебного положения, лишением свободы сроком от 5 до 10 лет с конфискацией имущества, что классифицирует преступление, как «тяжкое». Но с учетом обстоятельств смягчающие ответственность, срок и размер наказания  при совершении тяжкого преступления не может превышать – двух третей от общего наказания.

Можно предположить, что судья не разглядел в действиях экс-чиновников элементы коррупции, в борьбе с которой на республиканском уровне предпринимаются значительные меры. Но стороне обвинения не удалось убедить судью о наличии косвенных доказательств совершения преступления. Что стало причиной помилования «тигров»? Опять же, исходя из озвученных фактов в суде и учитывая политический и общественный резонанс громкого судебного разбирательства, этот вопрос остается открытым.

Еще одно громкое дело, в котором намедни поставлена точка: 1 декабря Верховный суд КР приговорил экс-мэра столицы Наримана Тюлеева к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Он, пожалуй, единственный, кого признали виновным по статье «Коррупция». Ему вменили в вину, что, будучи мэром столицы, он «совершал коррупционные действия при закупке автобусов и спецтехники из Китая, вследствие чего государству причинен ущерб на сумму $1 млн 400 тыс. Это дело тоже является очень спорным и интересным по своему содержанию, и вызывает общественный резонанс из-за политической подоплеки, как считают некоторые эксперты и политологи.

Сторона защиты, в ходе судебного разбирательства, предоставила очень серьезные документы от китайских министерств и ведомств, в том числе МИДа КНР, подтверждающие невиновность экс-мэра и опровергающие обвинения прокуратуры. Ведь согласно официальному ответу китайской стороны, искусственного завышения цен на машины при закупке их муниципалитетом Бишкека не было, но сторона гособвинения совместно с Генпрокуратурой КР поставило под вопрос легальность этих документов, по принципу допустимости и относимости, в ответ не предоставляя достаточно веских доказательств вины подсудимого.

Верховный суд КР поставил точку в этом судебном разбирательстве, но у всех возник вопрос: придерживались ли судьи принципа справедливости, гуманизма, законности и равноправия сторон? Если предоставленные суду доказательства, исследовались так избирательно.

 

Шито-крыто

Выводы, исходя из вышеуказанных «ударов по тиграм», напрашиваются соответствующие: в судебных разбирательствах по делам, которые носят общественно-политический резонанс, присутствует «зависимая независимость и справедливая несправедливость». Это очевидно, учитывая, что мера наказания существенно различается по громкими уголовными делами, где подсудимыми проходят высокопоставленные государственные деятели, имеющих разную политическую весовую категорию.

Одна и та же статья Уголовного кодекса одним и тем же судьей трактуется по-разному. За одно и тоже вменяемое преступление выносятся диаметрально противоположные приговоры. Один отделывается штрафом, второй получает незначительный срок заключения, а третьей надолго упекается в тюрьму.

 

Источник:
http://www.knews.kg/analitika/72821_sudyi_kyirgyizstana_bitva_s_tigrami/

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Поставьте галочку
Генерация пароля